Григорий Аросев

Стихотворения

Географические терцины
Н.С.

Мы ехали, летели, шли и плыли,
куда – неважно, главное – вдвоeм.
Мы просто были точным слепком были,

в которой с удовольствием живём.
Любить тебя без фона и контекста –
какой, однако, действенный приeм!

Почти такой же, как попытка бегства,
или оно само. Но это гиль.
Уже сбежал – из мутных красок детства,

из мифа прямо в явь, в реальность, в быль,
где ты, где просто ты – без прототипа,
Триест, Иерихон, Нью-Йорк, Итиль.

Ты двадцать пятый кадр видеоклипа,
неэффективен разума заслон –
тобою Бог сознание усыпал

(в делах подобных очень сведущ Он),
и ты теперь во всяком элементе.
Трещат по швам эпитет и шаблон.

Ты – главное событие на ленте,
всe прочее слабее во сто крат.
Лишь ты в веках и в призрачном моменте,

в веках, где рядом Авель и Марат,
где сообщеньем связаны курьерским
Калькутта, Рим, Кейптаун, Китежград.

А ты не склонна к заявленьям резким,
к сравнениям нелепым и пустым,
к безумным драмам, вычурным бурлескам,

к тому, что не вещественней, чем дым.
Ты лишь смеeшься,глядя на экватор,
как Аппенины, Индостан и Крым,

и знаешь: не оставит Noster Pater,
Он с нами, где-то здесь. А что ж побег?
ну, я готов. С тобой – хоть в лунный кратер,

чтоб дать надежду парочке омег.

Оболочка

Оболочка совсем прозрачна, все прожилки видны на свет –
сердце прыгает как собачка, и затаптывает наш след.
То ли чувства остры сверх меры, то ли взгляд запредельно злой,
но есть риск, что, боясь химеры, вдруг прорвeтся защитный слой.

А прорвётся – и хлынут наземь, или шариком воспарят,
тонны боли, любви и грязи, жалких мыслей “кто виноват?”,
связки ключиков без замочка, в общем, всё, чему нет цены.
Вот такая вот оболочка – все прожилки на свет видны.

Аппаратик донельзя чуткий это сердце: не пошалишь.
Всё считает свои минутки, как копеечки – нувориш,
и поёт мелодично, звонко так, как даже не снилось вам,
и от звуков пружинит плёнка, и трещит она вся по швам.

Есть ли смысл охранять сердечко, коль не сможет оно стучать?
Неприкрытость пускай увечье, зато кровь бежит, горяча,
сердце прыгает как ребёнок, шелухой вниз летят клише,
и неважно, что нету плёнок, ведь не нужен покров душе.

Слова под дождём

Положи мне руку на колено –
вот и основанье для катрена.
Положи мне руку на плечо
и скажи с укором: “Дурачок”.

Посмотри, снаружи время мчится.
Всё тебе подвластно, баловница.
Посмотри через окно на дождь
и вздохни: “Ну что с тебя возьмёшь”.

Нарисуй меня хотя бы в профиль,
ты же в волшебстве знаток и профи.
Нарисуй себя карандашом.
А потом лишь дождь. И хорошо.

БИОГРАФИЯ

Arosev_G

Григорий Аросев родился в Москве. Учился в ГИТИСе, на театроведческом факультете. Невзирая на театральную специализацию, серьёзное влияние на дальнейшее формирование личности оказал известнейший критик и литературовед А. Немзер, преподававший в то время театроведам историю русской литературы.

За всю жизнь работал в числе прочего уличным певцом, продавцом дисков на старой “Горбушке”, менеджером по туризму, школьным учителем, корреспондентом информагентства, шеф-редактором киноредакции телеканала “Культура” и мн. др.

Пишет прозу, стихи и критику. Публикации в ряде российских литературных журналов (“Дружба народов”, “Урал”, “Вопросы литературы”, “Звезда” и др.). Область творческого и научного интереса – современный мир и современный человек. Предпочитаемых авторов много, из последних российских – Леонид Бородин, зарубежных – Джон Ирвинг.

Любит ничего не делать, вредно питаться, путешествовать и фотографировать таблички с названиями городов в аэропортах и на вокзалах.

___________________________

КНИГИ

  • “Неуместный” – роман в трёх частях (Simon Verlag, Берлин, 2016).

arosev_neumestn

  • “Одна для всех” – биография Ольги Аросевой (ЭКСМО, М., 2014).

arosev_odna

  • “Записки изолгавшегося”
    Москва, 2011г.arosev_zapiski

__________________________

www.arosev.ru